ПОИСКОВЫЙ ОТРЯД
Copyright © 2010 - 2019 ПО Русселанд
Мир праху всех погибших
РУССЕЛАНД
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
ГлавнаяО насОтчетыФотоархивКонтакты

В деревню Старо части вермахта, двигаясь со стороны Рузы, вошли в октябре 1941 года. О том, что случилось дальше, рассказала Валентина Гавриловна Кубарская, с Божьей помощью и сегодня проживающая там же.

Рассказы стариков, очевидцев тех трагических и героических событий я снимал на видеокамеру, в итоге получились десятки часов исповедей людей, переживших военное лихолетье.

Девочке Вале тогда было шесть лет. Немцы заняли их дом, а семья стала жить в хлеву вместе с коровой. Молоко доставалось всем, но спустя пару недель в деревне появились тыловые подразделения, занятые поиском провианта, а попросту грабежом. Узнав про корову, герои тыла тут же попытались ее экспроприировать, стали выводить из хлева на улицу. Дети громко заплакали. Это услышал спавший в доме немецкий унтер-офицер, взял автомат, вышел наружу и коротко объяснил тыловикам-соплеменникам, что у них всего два варианта: быстро вернуть корову обратно в хлев или получить пулю. Непрошеные гости выбрали первое и быстро ретировались.

Между тем бои у соседнего села Михайловское шли ожесточенные, потери с обеих сторон были огромны. Однажды дети зашли в дом, чтобы погреться на печке, и замерли от ужаса. В прихожей лежали семнадцать трупов немецких солдат, включая и этого унтер-офицера. Рано утром похоронная команда их всех закопала прямо перед домом, поставив над каждым березовый крест.

Фронтовая часть ушла и больше не вернулась. Корову тут же забрали тыловики, а семье девочки Вали велели уходить в деревню Горки.

Прошло 65 лет. 31 мая 2006 года я нашел его... Парень лежал на спине, черный офицерский плащ сохранился прекрасно, в карманах кителя оказались нитки с иголкой, истлевшие рейхсмарки, спички и автоматные патроны. Я подозвал бабушку Валю, но она, конечно, не могла опознать, этот ли человек когда-то спасал их семью от голода.

Мы с женой похоронили его вблизи нашего деревенского домика. Под звуки немецкой песни конца 30-х годов, где упоминаются звезды в ночном небе. Я не знал, кто он, поэтому стал звать его Юнге, мальчик по-нашему. Над могилой поставил березовый крест, друг-священник прочитал погребальную молитву.

Это было похоже на маленькое чудо, но каждую весну на могиле расцветали цветы, которых мы с женой там не сажали. Нашему Юнге крупно повезло: над могилами его павших товарищей теперь возвышается массивный забор богатого дачника.

Прошло еще четыре года. Был организован поисковый отряд «Русселанд», почетным командиром которого стал мой друг Петер Линдау из Народного Союза Германии. Весной 2010-го он был у нас в гостях, и я показал ему могилу, сообщив данные, переписанные с жетона погибшего. Смертные медальоны русских или оказываются пусты, или очень плохо сохраняются. В отличие от них жетоны на останках немецких солдат читаются гораздо лучше.

Спустя поразительно короткое время Петер позвонил мне и рассказал историю Юнге. Оказывается, парня звали Хайнрих Штифенхафер, он родился 23 мая 1922 года в городке Хеттенлейделхайм, это в Рейланд-Пфальце на западе Германии. По воинскому призыву попал в третью роту танковой разведки - подразделения 80-й моторизованной дивизии РАЙХ. Сражался храбро, получил знак «За участие в штурмовых атаках», 6 ноября 1941г. в районе деревни Старо был смертельно ранен в живот, и его не успели донести до полевого лазарета. Русский снайпер, защищавший свою землю от оккупантов, не промахнулся!

Мальчишке, которого судьба и захватнические планы Гитлера занесли в далекую от Рейланд-Пфальца Россию, было всего 19 лет... Он мог бы жить и сегодня. Миллионы других солдат, русских и немецких, могли бы трудиться на благо своих стран и своих семей, растили бы детей, радовались жизни…

Далеко не все немецкие солдаты и офицеры одобряли Восточный поход Адольфа Гитлера.

Летом за Хайнрихом приехали люди из Народного Союза Германии. Пока раскапывали могилу, жена схватила листок бумаги и спустя несколько минут прочитала: он мог бы быть отцом и братом, а для кого-то и любимым, но в сорок первом пал солдатом, и жизнь как дым промчалась мимо.

Под звуки немецкого военного похоронного марша останки Хайнриха погрузили в машину Народного Союза Германии и увезли. Теперь он лежит на сборном кладбище немецких солдат во Ржеве. Там перезахоронены 20800 человек - жертв авантюрных замыслов безумных политиков. А в пятнадцати метрах - другое кладбище, где лежат 8600 советских солдат.

Как сказал однажды владыка Ювеналий, надо всех погибших солдат, и наших и немецких, перезахоронить в соответствии с православными традициями и международным гуманитарным правом. Что уже и сделано в Белоруссии, под Севастополем и Курском, под Санкт-Петербургом и Калининградом, под Волгоградом и Смоленском, во многих других местах. Один из мыслителей ХХ века Альберт Швайцер справедливо заметил: "Солдатские могилы являются величайшими проповедниками мира. И со временем их таковое значение будет только возрастать!".
 
Андрей АНДРЕЕВ,
командир поискового отряда "Русселанд"